?

Log in

No account? Create an account
Меня зовут Дарья, я люблю составлять слова в предложения, выращивать всякую флору, ходить за грибами, старые дома и кошек. Собак тоже. И вежливость.
Недавно у меня вышла в АСТ первая книга - сборник "страшных" историй "Забытый человек".
Всегда рада интересным людям и интересным беседам. Не рада неинтересным беседам и массовому зафренживанию - только привыкнешь к зверушке, у которой ты 7546-й, только икать перестанешь от одного ее вида, а она возьмет и уйдет в ночь, а ты стоишь, смотришь вслед, и тебя засыпает снегом...
И рыжих белок еще люблю. 
Saluton всем прибывшим.
С 10 по 17 апреля в Красноярске проходил Литературный фестиваль КУБ, на который меня внезапно пригласили как настоящего, взрослого писателя. Поскольку я очень боялась посрамить это свежеобретенное звание, а пятичасового лёта суровыми внутренними авиалиниями боялась и того больше, в целом было тревожно. Поэтому путешествие я начала с торжественного забытия карточки в банкомате во Внуково. Забытая карточка помахала мне вслед голограммой, и мы расстались навсегда.
Вика Лебедева потом всем рассказывала, что аэрофобию я симулирую, поскольку, по Викиному мнению, для успокоения нервов в полете не очень подходит фильм "Крик-4", а кроме того, я бодро и с интересом смотрела в иллюминатор. Так вот, ответственно заявляю, что симулировала я как раз бодрость и интерес, а "Крик-4" - крайне душеполезное кино, там постоянно кого-то режут, и это отвлекает от тяжелых мыслей. Но первый и третий, конечно, гораздо лучше.
Вот, а потом оказалось, что Красноярск - очень большой и очень красивый город, и люди в нем, прямо как в Москве, совершенно разные, и кругом современность и европейскость, и люди таки ходят на литературные мероприятия. А поселили нас прямо на берегу огромного серо-стального Енисея, и в первое же утро командировочный из Минусинска попросил у меня скинуть ему на почту фоточки этого самого Енисея, а потом спросил, как там в Москве Путин, и в ответ на предложение обойтись в это чудесное утро без политики начал аж прямо подпрыгивать и повторять мантру "путинлучший". Это был первый и последний момент хтонического ужаса, пережитый мною на берегах реки Е, и, наверное, именно поэтому я куда-то продолбала его адрес и фоточки не выслала. Прости меня, командировочный из Минусинска, и не атакуй впредь незнакомых дам со своими политическими предпочтениями наперевес. Особенно утром на берегах реки Е.
И первая порция фоточек наконец!
СмотретьCollapse )

Ура

Эта Жжертва улучшайзеров наконец перестала у меня глючить. И еще я вспомнила пароль. Всем привет :)

Есть кто?

Пикет

У Стручкова, Николая Тимофеевича, нервы сдали. Вышел он под памятник лошади, покрутился немного, шапку нахлобучил и плакат развернул: «Остановите».
Сначала, конечно, сознательные граждане подошли. Они там всегда собираются рядом. Воздействовали, двинули вежливо пару раз в торец. Стручков стоит. Потом пенсионерки Стручкова окружили, сумками машут, орут: чего тебе тут, мол, остановить надо, гнида неблагодарная. Стручков стоит. И такой, главное, маленький, сутулый, носик сливкой – аж зло берет. Потом уже блюстители подъехали, на машине сразу, чтоб удобней. Чего, спрашивают, останавливаем, гражданин, для какой конкретно цели мешаем красивому виду. Стручков взглянул на них грустно, носом шмыгнул и плакатик свой повыше поднял.
Упаковали Стручкова, привезли в отделение, тут и началось. Отправили одного сотрудника с ним побеседовать – вышел сотрудник тоже сутулый, медленный, и глядит тоже грустно, и рапортует не по форме:
- Остановите.
Посмеялись, отправили другого – та же история. Выходит обратно уже не надежный работник органов, а как будто натуральный Стручков, Николай Тимофеевич – сутулый, носик сливкой, глядит грустно.
- Остановите, - говорит. – Ну что вам стоит? Ну остановите, а.
Третий и вовсе плакат себе тоже нарисовал и встал посреди коридора. Проходу мешает, граждане, выражаясь цензурно, в недоумении.
Ближе к ночи всосал стручковский пикет почти все отделение. Полицейские, такие печальные, точно вспомнили вдруг, что в душе-то они навсегда милиционерами останутся, писали на стенах зловещее требование и пускали из окон самолетики с ним же, сложенные из документации. Не поддавшиеся влиянию сотрудники вызвали подкрепление и даже вертолет.
Утром уже были и телевидение, и ОМОН, днем – бронетехника, а вечером начались обращения к народу по федеральным каналам. Причем некоторые обращавшиеся выглядели бледно и мужественно, а некоторые – ну совсем как Стручков, Николай Тимофеевич.
И после полуночи, несмотря на принятые меры, всё действительно начало останавливаться. Разгибалось, расправлялось, разглаживалось, кряхтело и долго еще дрожало потом мелкой дрожью от пережитого напряжения. А когда успокоились последние щелчки и потрескивания, Стручков поднял голову и прислушался к тишине. Было хорошо, как ночью на даче. Стручков вздохнул с облегчением, пробурчал «ну а вы говорили…», свернул аккуратно свой плакат и ушел домой.
На дворе ноябрь, глубокий, как депрессия, но истинный грибник подобен несущемуся с горы экскаватору со слетевшими тормозами. То есть он - неостановим.
Когда мне надоедает мерзнуть на берегу в ожидании немногочисленной плотвы, которая одна сохранила аппетит в здешних темных водах, я иду по грибы. Преимущественно с фотоаппаратом, но! Тем, кто еще не знает, за какими грибами надо ходить в ноябре (кто сказал "за галлюциногенными" - вон из класса, петросяны), я раскрою большой-большой секрет.
Грибы с секретомCollapse )
Сериалки незаметно подарили нам новый жанр - сисько-исторический. Главное, что показывают в таких сериалках - это жестокие смертоубийства и голых баб. Высший пилотаж - жестокое смертоубийство голой бабы. На фоне всего этого нанайские мальчики борются за власть, плетутся интриги, бубнятся цитатки из "Шекспира в кратком пересказе" и "Макиавелли для скорбных главою". Иногда порхают драконы. Единственное утешение - молодые и годные актерские тела проходят через сисько-исторические сериалки, как через боевое крещение, и там можно, как говорится, всех посмотреть.
Кстати, а в "Борджии" разве не Айронс должен быть? А где тогда должен быть Айронс?

Призвание

Писал Семен Ильич хорошо. А значимость свою умел чувствовать еще лучше. Были у Семена Ильича пушистая старорежимная борода, очки в тонкой оправе, кашемировый шарфик и трепетная, преклоняющаяся жена. Семен Ильич прекрасно рассуждал о призвании, о роли, о том, как зреет в нем, точно баклажан сорта "Монтре", новая книга, даже об архитектонике и композиции так рассуждал, что профессорша Припесецкая однажды в обморок упала от его речей, и в бреду шептала "еще, еще", и пионами пунцовыми расцветали ее замшевые щечки. Многие ходили к Семену Ильичу, просто чтобы подышать воздухом величия, пищи духовной отведать.
Хорошо писал Семен Ильич брошюрки "В помощь огороднику", и распродавал их в электричках Савеловского направления мастерски, до последнего экземпляра.

Я на радио

Вчера вот была на радио - не в качестве, прошу заметить, корреспондента и текстовика для дикторов, а в качестве самого что ни на есть гостя. Послушать можно тут:
http://nlradio.podfm.ru/kultura/1253/
Сильно ругать нельзя!

Замороженная осень

Были на даче, вытаскивали пробку из душа. Это только на словах просто, а на деле в баке оказалось как минимум Азовское море.
Вот, а погода нынче удивительная. Золотую осень на излете прохватило морозом и законсервировало.

Сходить в лесCollapse )
Обновила профиль, теперь там есть про мою книжку "Забытый человек". Она, кстати, поступила в магазины. Очень получилась симпатичная, оформлена как истинный сборник ghost story.

Profile

лето, море
sindaut
sindaut

Latest Month

May 2015
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow